Евгения Погудина

Блог практического психолога

  • Подпишитесь на нашу рассылку

  • Полезные ссылки


Кузька

Автор Евгения Погудина Опубликовано: Ноябрь - 18 - 2015

У Кузьки были смешные висящие ушки, которые иногда были способны «стоять торчком». Короткий черно-рыжий хвостик, такие же короткие лапки и удлиненная мордочка. Кузька была помесью таксы с дворняжкой. И сейчас Кузька лежала в своей конуре, а из глаз ее текли слезы…

Новая хозяйка несколько раз меняла миску с едой, приносила воду − но Кузька даже не шевелила носом в сторону мисок. Она тосковала, и у ее новой хозяйки − добродушной старушки в цветастом платочке − от жалости и сострадания к тоскующей собаке, казалось, было готово разорваться сердце.

Когда Кузька закрывала глаза, она видела его − своего предыдущего хозяина, парнишку лет двенадцати-тринадцати. Его белобрысые волосы, его улыбку, слышала его звонкий голос, который звал «Кузька, ко мне!» Два года назад Кузьку уже предали — предыдущие хозяева решили просто оставить Кузьку на проселочной дороге в незнакомой деревне. Добродушный мужичок подобрал Кузьку, посадил ее в коляску своего трехколесного старого мотоцикла и привез в незнакомый дом. А спустя несколько дней в этом незнаком доме появился он − белобрысый мальчик Димка. Он пришел не один, а со своей мамой и сестричкой.

− Ну, вот она, собачка, которую я нашел, − сказал им мужичок. −Маленькая она еще, но вырастет совсем чуть-чуть, наверное, такой махонькой и останется. Думать надоть, что ее за кобелька приняли, а когда поняли, что сучка − выбросить решили…

− Ой какая смешная собачка! − воскликнула сестренка.

− Назовем ее Кузькой! − сказал паренек. − Кузька, пошли.

И собачка на коротеньких ножках поняла − это зовут ее. И что теперь это она − Кузька. И она была готова идти за Димкой хоть на край света.

По дороге мама строго сказала Димке, что Кузька будет жить на даче. Что в городской квартире собаке не место, и что если Димка хочет, чтобы собака у него была, ему придется каждое утро ездить на велосипеде за три километра от города и Кузьку кормить.

Димка был согласен на все. Он заводил будильник на шесть утра и ехал кормить Кузьку. А Кузька встречала его у ворот дачи, лаяла, прыгала вокруг него и лизала ему лицо. Кузьку не надо было даже привязывать к будке − она и так знала, что это ее место, и что никуда далеко от дачи отлучаться не стоит.

Димка приезжал каждый день − независимо от того, какое было время года и какая была погода за окном. Он приезжал в дождь и слякоть, а когда ударили морозы, он утеплил Кузьке будку и звал ее в дачный домик погреться − когда он приезжал на дачу зимой, он растапливал в нем печку.

Кузька лежала у печки рядом с ногами Димки и была абсолютно счастлива. Летом же Кузька больше всего любила с маленьким хозяином купаться в озере, которое было совсем недалеко от дачи. Она прыгала по воде, отряхивалась и отфыркивалась от брызг, которыми ее обливал Димка. Однажды Димка заплыл очень далеко и начал барахтаться. Конечно, Кузька не знала, что Димка доплыл до отмели посреди озера, и решила, что его нужно спасать. Быстро сообразив, что плыть от берега будет ну очень уж далеко, и лучше озеро оббежать сбоку и там до Димки будет совсем быстро доплыть, Кузька рванула по берегу озера изо всех собачьих сил.

− Кузька, Кузька, что с тобой? − бежала за ней Димкина сестренка. Кузька плюхнулась в воду и поплыла, загребая лапками. Димка схватил Кузьку на руки и приговаривал ей в ее смешно висящие ушки:

− Ну ты чего? Ты что, решила, что я тону?

А у Кузьки бешено колотилось сердце, и больше всего в жизни ей хотелось, чтобы Димка больше никогда не залезал в эту воду. И когда Димка собирался в этот день домой, она прыгала и скулила вокруг него и не хотела отпускать. Но спустя несколько дней она все так же прыгала за Димкой по берегу озера и отряхивалась от воды, которой он ее облил.

Так пролетели счастливейшие два года Кузькиной жизни.

В один осенний день Димка к Кузьке не пришел. К Кузьке пришел мужчина со знакомым запахом − от него пахло и Димкой в том числе, потрепал Кузьку за голову и сказал:

− Ну что, Кузька. Не разрешила маман тебя взять с собой, нет там дачи, только квартира. А дачу мы продаем. Димку мы уже отправили в другой город, ему там в школу устраиваться надо. Да и не ушел бы он отсюда без тебя. Ну ничего, мы нашли тебе новых хозяев, будешь им дом охранять.

Мужчина надел на Кузьку ошейник с поводком, и Кузька, ведомая знакомым Димкиным запахом, послушно пошла за ним.

Но Кузьку привели в совсем не знакомое место и пристегнули цепью к совсем незнакомой конуре. Кузька каждый день ждала, что вот сейчас откроется калитка и забежит Димка, схватит ее на руки и закричит: «Кузька, как дела? ждала меня? я тебе привез что-то вкусненького!» Но Димки все не было и не было, и она поняла − он больше никогда не придет. Кузька тосковала, и из ее глаз текли настоящие слезы…

А за много-много километров от нее, в другом городе, где у его родителей не было дачи, и была другая квартира и школа, тосковал тринадцатилетний мальчик. Он плакал в подушку по ночам, вечером, ложась спать, он закрывал глаза и видел ее − маленькую собачку с вытянутой мордочкой, короткими лапками и со смешно висящими ушами, которые иногда могли встать торчком − особенно когда она удивлялась. Он закрывал глаза и видел своего лучшего друга − того, ради которого он был готов вставать в шесть утра в тридцатиградусный мороз на зимних каникулах и идти пешком за три километра от города по сугробам и снегу, чтобы прийти и накормить его чем-то вкусненьким.

И сейчас, когда ему уже больше сорока лет, ему иногда снится Кузька и то, как она радуется ему и лижет его лицо своим шершавым языком…

Евгения Погудина

Уважаемые посетители сайта! напоминаю, что материалы сайта охраняются законом об авторском праве. Вы можете копировать материалы при условии активной ссылки на данный сайт


Комментарии:

Написать комментарий