Евгения Погудина

Блог практического психолога

  • Подпишитесь на нашу рассылку

  • Полезные ссылки


Медвежонок

Автор Евгения Погудина Опубликовано: Ноябрь - 18 - 2015

Медвежонок сидел на полке с другими мягкими игрушками. Точнее даже не сидел, а полулежал и почти наполовину вывалился уже с верхней полки, где лежало множество игрушек. На этой же полке был прикреплен ценник с объявлением о распродаже.

Перед Новым годом игрушки распродавали за полцены. Она подошла к полке, стала перебирать игрушки и вдруг вытащила этого маленького медвежонка, с клетчатым бантиком сбоку, и с невероятно пронзительными маленькими глазками-бусинками. «Куплю в подарок сыну», — подумала Она. Повертела медвежонка в руках, положила обратно, походила по магазину, потом опять подошла к стойке с игрушками и все-таки взяла медвежонка. «Ну распродажа, стоит он всего-ничего, обрадую ребенка», — уговорила Она себя, и пошла рассчитываться к кассе.

Когда Она выходила из магазина, то увидела, как на недавно установленной елке на площади перед магазином окончательно закрепили новогодние гирлянды. Елка сияла неоновыми снежинками и шарами, тихо и бесшумно падал снег большими хлопьями, постепенно сгущались сумерки. Игрушечная мордочка медвежонка выглядывала из сумки, и пронзительные глазки-бусинки смотрели на елку, на зажегшиеся только что фонари и на Нее.

У Нее было впечатление, что он смотрит ей прямо в душу, и откуда-то проснулось давно забытое детское чувство, что эта игрушка — настоящая, что этот маленький пушистый медвежонок с клетчатым бантиком как будто знает, что сейчас с Ней происходит. И вдруг на глаза навернулись слезы. Она поняла, что сейчас не хочет торопиться домой. Обошла вокруг елки и пошла бродить вдоль площади. Ее память любезно решила напомнить, как около десяти лет назад Она ходила здесь со своим маленьким сыном на руках, как ее малыш кидал в нее снежки, бегал за Ней, как они вместе катались с горки. И как ей почему-то тогда было тяжело и невесело.

А сейчас Она покупает ему игрушку, этого мишку с невероятно пронзительными глазами… Так ведь сын уже почти и не играет такими игрушками, и зачем же она купила этого медвежонка? И почему у Нее не останавливаясь текут слезы, когда она смотрит на эти гирлянды, на эту красиво украшенную площадь перед магазином, на искусственную елку, установленную в центре площади, а еще на настоящие елки, которые растут вдоль аллеи, и которые тоже украсили сияющими гирляндами и снежинками?

И вдруг ей вспомнился еще один медвежонок. Медвежонок из черного плюша, с почти такими же глазками-бусинами, с двигающимися лапами, который был всегда на даче ее родителей и которого почему-то Ей никогда не разрешали привозить домой, потому что он считался «дачной» игрушкой. И как Она, будучи маленькой девочкой, «шила» ему штанишки из своих старых колготок, которые нужно было просто обрезать — и они прекрасно одевались ему на задние лапки, и этот старый черный медвежонок казался ей невероятно красивой игрушкой, хотя у него периодически появлялась дырка вдоль головы, откуда торчала вата, и эту дырку постоянно приходилось зашивать.

И как Она однажды заигралась и оставила мишку в кустах малины, как потом вдруг проснулась и вспомнила об этом среди ночи и как плакала и просила родителей увезти ее на дачу, потому что там медвежонок в кустах, а в кустах водятся страшные пауки. Она и медвежонка туда взяла с собой, чтобы не было так страшно ходить среди малиновых кустов, потому что там постоянно можно было встретить пауков и липкую тонкую противную паутинку, которая все время поджидала в самом неожиданном месте.

И как родители, когда поняли, что произошло, сначала смеялись, а потом почему-то разозлились. И как Она несколько дней с нетерпением ждала, когда же все поедут на дачу, и надеялась, что не пойдет дождь, потому что мишка ведь тогда намокнет. Она постоянно ходила по комнате в определенном направлении, приговаривая про себя шепотом: «хоть бы не пошел дождь, хоть бы не пошел дождь, хоть бы не пошел дождь», и почему-то искренне верила, что благодаря вот этому ее детскому ритуалу дождь точно не пойдет… Дождь не пошел, медвежонка нашли в кустах малины, с ним было все хорошо, и пауков и паутины на нем не было…

Медвежонок с клетчатым бантиком сбоку смотрел своими пронзительными глазками на заснеженную декабрьскую улицу, на его мордочку падали снежинки. Она достала его из сумки, отряхнула от снега, и опять почему-то стали наворачиваться слезы. «Какой же ты красивый мишка» — прошептала Она только что купленной игрушке, как когда-то той, которая жила на даче и щеголяла в ее старых выцветших колготках. _ «Пойдем домой».

И Она отчетливо поняла, что купила эту игрушку себе. Что вдруг ожили ее детские воспоминания, что ей, взрослой, почти сорокалетней женщине, захотелось купить именно себе этого маленького медвежонка с пронзительными глазками. Что это Она так тоскует по своему детскому беззаботному отношению к жизни, а еще — что это Она так плачет о том, чего в детстве не было. И что это уже не вернуть и не исправить, но сейчас она сама может купить себе этого медвежонка, принести его домой и поставить на зеркало-трюмо рядом с многочисленными кремами и баночками косметики. Или вообще посадить под свою новогоднюю елку. Или положить рядом с собой возле подушки, и этот медвежонок будет смотреть на нее пронзительными глазками…

Она пришла домой, распаковала пакеты с продуктами, открыла сумку и не стала доставать из нее медвежонка. Несколько дней Она носила медвежонка в сумке, а после, перед тем, как лечь спать, достала этого мишку и положила на кровать.

«Ух ты, какой красивый медвежонок, с бантиком! А какие у него глазки!» — сказал ее сын об игрушке, которую он увидел, проходя через комнату. «Да, — ответила Она, — так вдруг захотелось его купить»… Это действительно так и было, Ей просто так, не из-за чего, не в подарок, а просто — для себя — захотелось купить эту игрушку. И Она почувствовала, как в Ней, в Ее душе до сих пор живет маленькая девочка, которая верит в то, что игрушки живые, что им плохо под дождем в кустах малины, а еще, наверное, плохо быть в магазине среди кучи игрушек, которые вываливаются со стойки. И что этот медвежонок с пронзительными глазками — как будто Она сама, и это Ей так хочется, чтобы Ее обнимали и гладили, брали на ручки и садили на коленки, так, как Она сейчас обнимает и гладит эту игрушку.

Медвежонка Она поселила не на зеркало-трюмо, а рядом со своими подушками на кровати. Спустя несколько дней Ей приснился черный медвежонок Миша (оказывается, Она его тогда, в детстве, назвала Мишей, но совсем об этом забыла), который рассказывал Ей, как много у него замечательных штанишек, сшитых из колготок, и что он тогда, в кустах малины, ни капли не боялся, а просто ждал и знал, что Она когда-нибудь про него вспомнит и обязательно найдет и сошьет ему новые штанишки в подарок. И что сейчас у него все хорошо…

Евгения Погудина, 29.12.2014

Уважаемые посетители сайта! напоминаю, что материалы сайта охраняются законом об авторском праве. Вы можете копировать материалы при условии активной ссылки на данный сайт


Комментарии:

Написать комментарий