Евгения Погудина

Блог практического психолога

  • Подпишитесь на нашу рассылку

  • Полезные ссылки


Танюша

Автор Евгения Погудина Опубликовано: Ноябрь - 18 - 2015

Это своеобразная зарисовка, которую я написала после небольшой поездки в августе в город Новосибирск. История реальна…

Танюша

Ирине Шевцовой, мастеру своего дела, в день рождения… ))

Две недели назад решили съездить на несколько дней с сыном в Новосибирск. Вообще я люблю путешествовать, еще бы расстояния чуть поменьше на просторах нашей необъятной родины… Мы решили ехать не на автобусе, а на поезде — в поезде можно лечь на полку и читать книжку, смотреть в окно и любоваться видами, в вагонах поезда, в конце концов, есть туалеты — а это важно, когда в пути более четырех часов… Поэтому мы купили два плацкартных билета и рано утром были на вокзале…

До станции Болотное с нами ехали три парня и одна девушка — судя по всему, они собрались куда-то в туристический поход, т.к. были с огромными рюкзаками — с такими ходят в горы, когда нужно брать с собой много-много всего, что может пригодиться 🙂 Когда они вышли, то на станции в наш вагон зашла приятная миловидная женщина, очень аккуратно и стильно одетая, внешне — очень и очень спокойная. За руку она вела такую же приятную, миловидную, с двумя длинными косичками, огромными бантами и огромными красивыми глазами девочку лет трех — свою дочку. Как выяснилось позже, девочку звали Танюша, и ехали они с мамой в Новосибирск, в зоопарк…

А я, растянувшись на боковой полке, время от времени смотрела в окно и читала книгу Брене Браун про силу уязвимости… Вот, подумала я, увидев маму с девочкой, как замечательно, что из Болотного до Новосибирска можно доехать на поезде — ну и что, что всего-то два часа, на поезде-то все равно здорово и интереснее!

Но девочке Танюше через полчаса поездки в поезде стало скучно — и это понятно. Как бы ни было комфортно ехать в Новосибирск в поезде, по сравнению с поездкой в автобусе, все же поезда практически не приспособлены — точнее, совсем не приспособлены — для поездок в них с маленькими детьми. И Танюша стала потихоньку, аккуратно, держась за поручни, ходить по вагону — туда-сюда. Маме Танюши это почему-то не понравилось.

— Ты упадешь, когда поезд дернется, и будешь плакать, и будет больно, — протяжным, красивым грудным голосом сказала ее мама. Таким голосом нужно успокаивать маленьких детей, от такого голоса, мне кажется, мужчины теряют голову, а окружающие просто могут наслаждаться его звучанием…

Танюша присела ненадолго, но сидеть для маленького ребенка, даже такого спокойного, как эта замечательная девочка — просто сидеть и ничего не делать — не рассматривать книжки с картинками, не играть с игрушками — которых почему-то с собой у них не было — это ведь практически невозможно. И Танюша, тихонечко посидев минутки две, поднялась и пошла опять ходить, при этом уже — почти бегая, и уже не так аккуратно — поэтому, если бы поезд вдруг дернулся, то мама бы оказалась права — ходить по поезду не безопасно.

— Какая плохая девочка, — снова раздался красивый, просто-таки завораживающий голос Танюшиной мамы. — Наверное, я одна пойду в зоопарк, а тебя оставлю…

Танюша опять ненадолго остановилась и опять присела. Рядом с нами ехали еще одни попутчики — бабушка с внучкой лет семи. И Танюша подошла к этой семилетней девочке и стала смотреть в ее книжку. Девочка не возражала, и минут десять дети были заняты. Семилетней девочке по имени Вера бабушка разрешала ходить по поезду, и Вера пошла выкидывать мусор в тамбур. Танюша пошла за Верой — вместе ведь веселее, и не так скучно!

— Вот пойдем в зоопарк, и я отдам тебя в клетку к крокодилам, раз ты не слушаешься! — все так же красиво нараспев говорила мама. — К крокодилам или медведям, а сама пойду все смотреть!

Танюша притихла, Вера вернулась и стала смотреть в окошко, бабушка Веры уснула на верхней полке, мама Танюши открыла книжку… Танюша вдруг сжала свои кулачки, напрягла все тело и громко завизжала…

Красивый грудной голос мамы стал строже, и мама Танюши решила уложить дочку спать, укрыв аккуратненьким белым одеяльцем, который взяла с собой в дорогу. Танюша лежала, зажмурив глазки, а мама нараспев говорила девочке:

— Спи, ты хочешь спать, вот ведешь себя так, не слушаешься. Не будешь спать — выкину тебя с балкона… — видимо, мама вспомнила, что в поезде, в отличие от дома, нет балкона, и поправилась, — нет, выкину из окошка, поэтому спи и не балуйся!

Танюша не смогла уснуть. Полежав минут пятнадцать, ворочаясь под красивый, и, казалось бы, убаюкивающий голос мамы, которая периодически обещала девочку выкинуть из окошка или отдать дяде, который приходил чинить полку, на которой лежала бабушка Веры, т.к. полка была расшатана, Танюша подскочила и побежала — к ужасу мамы — в своих чистеньких белых гольфиках по грязному полу вагона поезда…

Мама догнала Танюшу и еще раз напомнила о дяде, который милиционер, и который забирает маленьких непослушных девочек, если они бегают по полу в чистых носочках.

После этого мама решила пойти и купить у проводника чаю, а Танюша осталась, т.к. бабушка Веры, после того как выяснила, что верхняя полка расшатана и на ней спать не безопасно, уже не могла уснуть и предложила присмотреть за девчушкой. Мама Танюши ушла за чаем, а Танюша стояла, прижавшись к Вериной бабушке, и бабушка вполголоса говорила Танюше, какая она хорошая, замечательная девочка. Вернувшаяся мама со стаканом чая в руках посмотрела укоризненно на Танюшу и сказала:

— Ай-ай-ай, а как же твоя бабушка? Она же обидится и будет плакать, потому что Танюша ее не любит…

Танюша робко отошла от бабушки, потом взяла свою сумочку (оказалось, что у нее была с собой сумочка, которую мама почему-то не доставала все время в пути) и опять пошла ходить по вагону, при этом она стала подходить почти к каждому пассажиру и говорить: «Привет!». Ей улыбались, отвечали, спрашивали, как ее зовут…

Спустя некоторое время в вагон зашел мужчина, одетый в форму полицейского. Танюша вжалась в нижнюю полку и попыталась как будто уменьшится в размерах, а когда мужчина ушел, опять сжала ручки в кулачки и стала пронзительно визжать…

За полчаса до прибытия в Новосибирск мама еще раз попыталась уложить Танюшу спать. На этот раз Танюша покорно улеглась, и я, проходя мимо, увидела, что у девочки во рту появилась пустышка…

— Вот, — жаловалась мама бабушке девочки Веры, — все никак отучить не можем. — уже что только ни говорили, и выбрасывали эти пустышки, — а все равно с соской… Понять не можем, почему никак отучиться не может…

Книгу Брене Браун про силу уязвимости и про то, как важно не наращивать на себе броню и оставаться уязвимым в нашем непростом мире, я так и не дочитала. Проводник сообщил, что мы уже подъезжаем, пассажиры стали собираться, мы с сыном вышли в тамбур вагона. Следом за нами вышла мама Танюши с дочкой. Танюша увидела в моих руках бумажный пакет и со всей силы по нему ударила.

— Танюша, — попросила я, — давай ты будешь лучше бить по моему рюкзаку, если тебе хочется?

Мама Танюши набрала уже воздуха в легкие — наверное, для того, чтобы пообещать в очередной раз выкинуть девочку на ходу из окошка поезда, но промолчала.

Танюша подошла ко мне поближе и несколько раз тихонечко похлопала по моему рюкзаку…

Евгения Погудина, август 2014 г., г. Томск.

Уважаемые посетители сайта! напоминаю, что материалы сайта охраняются законом об авторском праве. Вы можете копировать материалы при условии активной ссылки на данный сайт


Комментарии:

Написать комментарий