Евгения Погудина

Блог практического психолога

  • Подпишитесь на нашу рассылку

  • Полезные ссылки


Вышивка крестиком

Автор Евгения Погудина Опубликовано: Декабрь - 29 - 2015

Римма училась вышивать крестиком. Вообще она не очень-то любила рукодельничать, но вышивка крестиком у нее вызывала какие-то странные чувства – и злость, и азарт одновременно. Она даже сама не понимала, почему именно крестик? Почему бы не научиться вышивать гладью, например? Или лентами? Но Римма упорно покупала канву с рисунком и разноцветными нитками мулине, не понимала, как читать схемы, крестики вышивались вкривь и вкось… Тигр, которого она хотела вышить, получился на тигра ну совсем не похожим. Даже на кошку не получился похожим, а вообще не понятно на что. Римма стыдливо прятала свои вышивальные принадлежности в комод, вышивала по вечерам, урывками, пока никого не было дома – ей очень не хотелось, чтобы кто-то из домашних «застукал» ее за этим странным занятием.
Иногда пяльцы с вышивкой валялись в комоде по нескольку недель. Но потом Римма начинала все заново. Иногда ей снился этот злосчастный прием вышивки по ночам, и тогда она просыпалась, и, как будто пристыженная своим же собственным сном за то, что они так и не научилась как следует вышивать, хваталась за вышивку ночью. Так она мучила вышивку с тигром полгода.


Весной в гости к Римме приехала мама, погостить. Приехала она, как всегда, неожиданно. У мамы было почему-то принято не предупреждать о своих приездах, как будто и так понятно, что ее всегда должны ждать, и к ее приезду в любое время дня и ночи должен был быть накрыт стол, приготовлена вкусная еда, а еще отмыт до блеска вся квартира. Но квартира, естественно, до блеска вымыта не была, на столе не красовалась свежая выпечка, и поэтому Риммина мама, открывшая, как обычно, дверь своим собственным ключом в шесть утра, была очень недовольна.
Очень недовольна была и Римма, ее всегда выбивали из колеи эти неожиданные мамины приезды. И еще Римма старалась побыстрее в такие дни отправить детей в школу и уйти на работу пораньше, чем вызывала серьезное недовольство у мамы.
— В кои веки к вам приедешь, а ты все на работе, а дети в школе… — бурчала Риммина мама, раскладывая на полке в центральной комнате квартиры свои вещи.
— Мама, так ты приезжаешь в будние дни, не предупреждаешь. Конечно, мы на работе, дети в школе, как же еще?
— Ну, могут в честь приезда бабушки и не пойти разок в школу, и вообще, почему, когда я приезжаю, у тебя грязно всегда? Вот люстру давно ты протирала, нет?
Люстра была предметом, особенно ненавидимым Риммой в своей собственной квартире. Когда-то давно, в советское время, такие люстры были признаком достатка их хозяев. Люстру маме Риммы привез ее средний брат, привез из тогдашней Чехословакии. Люстра была из знаменитого чешского стекла, у нее были стеклянные «висюльки», которые особым образом прикручивались к каркасу. Все время, пока Римма жила с родителями, ее основной обязанностью было мыть эту люстру. Если люстра вдруг была помыта не очень хорошо или как-то не особенно хорошо блестела, Римме серьезно доставалось от мамы. Поэтому, будучи подростком, Римма каждую пятницу залезала на стремянке к потолку, снимала все висюльки с люстры, мыла их в тазу в мыльном растворе, потом на несколько раз споласкивала холодной водой, вытирала насухо до блеска, а потом прикрепляла их обратно, к каркасу люстры. После всей этой сложной процедуры мытья у девочки обычно сильно болела и кружилась голова. Мама могла прийти домой и, увидев Римму лежащей на кровати, начать кричать и выговаривать за то, что люстра так и не помыта, хотя люстра сияла, как новенькая, всеми своими стеклышками. Римма мечтала, что когда у нее будет свой дом или своя квартира, у нее не будет никаких люстр на потолке, пусть будут обычные лампочки – только бы не мучить бессмысленной работой саму себя и своих будущих детей.
По иронии судьбы, когда Римма вышла замуж, мама привезла Римме эту люстру в подарок. По словам мамы, это была самая ценная вещь в их семье – настоящая, чешская люстра! Мама сама позвала мастера, и, пока Римма была на работе, он прикрепил люстру к потолку в центральной комнате.
Римма тогда промолчала. Но про себя решила, что в ее-то доме эта люстра будет висеть не мытая столько, сколько надо. Пусть даже несколько лет пылятся ее хрустальные стеклышки, она не будет ее мыть. И стычки с мамой по поводу люстры теперь стали ритуалом – всегда, когда мама приезжала в гости, она высказывала Римме, что люстру, такую дорогую вещь, обязательно нужно тщательно мыть и протирать.
— Мама, если тебе так хочется, помой сама, это ведь тебе так дорога люстра, мне она совсем не нужна! – высказала как-то Римма маме. Мама почему-то обиделась и в тот же день молча собрала свои вещи и уехала, даже не предупредив. Хотя как раз о своих отъездах мама обычно предупреждала, и предупреждала громко, вздыхая, что без нее ну совсем дочка пропадает.
Римма тогда, к своему ужасу и стыду, вздохнула с облегчением. Но потом этого облегчения испугалась – ну что же она за дочь, раз радуется отъезду мамы!
В последние несколько месяцев Римма ходила на приемы к психологу. Она вдруг стала плохо спать и ощущать себя постоянно подавленной, и не могла понять, почему. Невролог, к которому она пришла на прием, настойчиво советовал ей обратиться все же не к врачам, а к психологам, и Римма решилась. Правда, она пока не могла понять, помогают ей эти визиты или нет. Иногда, конечно, ей становилось как будто легче дышать и жить, но это было так кратковременно… Поэтому Римма пока не могла сама себе объяснить, почему она продолжает посещать психолога. Психологом была женщина примерно одного с Риммой возраста. Римма в глубине души восхищалась этой женщиной, ее спокойствием и дружелюбием, и иногда вздыхала про себя, что ей самой такой никогда не стать.
Недавно Римма пожаловалась психологу на внезапные приезды мамы. Психолог как-то неожиданно удивилась и спросила:
— Может быть, пришла пора попросить у мамы ключ от квартиры обратно? И договориться с ней о том, что вы будете согласовывать время ее приездов?
Римма и так это понимала. Но она невероятно боялась скандалов и вспышек гнева матери – маленькой юркой старушки, у которой, казалось, было намного больше сил, чем у всех ее уже выросших четверых детей, вместе взятых.
Но теперь Римма задумалась. И сейчас, когда вновь приехавшая мама задала ей опять вопрос о ненавистной люстре, Римма ответила:
— Мама, мой ее сама. Мне эта люстра не нужна. – И ушла на работу. И на работе она втайне надеялась, что мама опять, как в прошлый раз, соберет свои вещи и молча уедет.
Но мама не уехала. Мама демонстративно молчала, убираясь в комнате. Вообще мама всегда что-то мыла, терла, гладила, так, как будто уборка была наиглавнейшим делом ее жизни. И сегодня мама решила навести порядок в комоде, как раз в том ящике, где лежали пяльцы с не законченной вышивкой.
Когда Римма пришла домой, люстра сверкала, а пяльцы лежали на диване. Рядом сидела мама.
— Вот, убралась. Люстру помыла тебе, видишь? И тут в комоде у тебя вещи перебрала, вот это что такое?
Римме хотелось убежать. Ей почему-то казалось, что сейчас ее – взрослую женщину, которая вдруг совершенно неожиданно становились беспомощной перед своей собственной матерью – ударят.
— Это вышивка. Я вышивать учусь, крестиком, — еле слышно ответила Римма.
— Ааааа… ну, как росли у тебя руки не оттуда, так и растут. Я ведь тебя учила вышивать, помнишь? Золотых рыбок, но ничего у тебя так и не получилось, выкинули потом все это, ерунда, а не рыбки, вышла.
И точно. Как же она об этом могла забыть? Ведь действительно, когда Римме было лет десять, мама вдруг сильно захотела, чтобы Римма научилась вышивать крестиком. И рисунок был – три золотые рыбки. Только вот сама мама вышивать не умела, водила свою дочку к соседке, противно пахнущей старушке. Та своими страшными сморщенными пальцам брала руку Риммы, показывала, как нужно, но Римма так боялась этой старушенции, что совершенно не понимала, что нужно делать. Но мама была непреклонна. Римму не отпускали гулять, а, когда мама хотела наказать дочку, то усаживала ее за пяльцы, и над ними Римма могла сидеть несколько часов, сделав всего пару стежков.
У Риммы потемнело в глазах. Ее вдруг захлестнула невероятная злость.
— Мама, — медленно сказала Римма. – Я прошу тебя сегодня уехать. Ключи ты оставляешь мне. И в следующий раз, пожалуйста, предупреждай, что ты собираешься приехать – у нас есть домашний телефон, есть сотовые телефоны, это не так сложно сделать. И не говори мне ничего про вышивку.
То ли в голосе Риммы было что-то такое, то ли мама так сильно обиделась, что решила даже не устраивать скандала, но мама вдруг стала молча собирать свои вещи в сумку. Через полчаса мама молча положила ключи от квартиры на кухонный стол и также молча захлопнула за собой дверь.
Римма достала огромные портновские ножницы и с особым наслаждением порезала всю вышивку на мелкие кусочки. Наказывать саму себя вышивкой крестиком, так, как это делали с ней в детстве? Ну уж нет, не будет этого больше. Странно, но Римме впервые за много месяцев хотелось не плакать, зарывшись в подушку, а крушить все вокруг. Какая-то часть разума говорила ей, что не стоит этого делать, иначе она потом пожалеет. И тут взгляд Риммы упал на свежевымытую, сияющую своей сотней стеклышек, люстру.
Римма с особым злорадством достала стремянку, поснимала с люстры все висюльки, сложила их в старую наволочку и с особым удовольствием стала колотить по ней молотком.
— Получай! – орала она. – Как же меня ты достала! Своими стеклышками! Задолбало!!! Надоело!!! – Римма орала еще что-то. От висюлек остались в наволочке только мелкие осколки.
Вспотевшая и взлохмаченная Римма сидела посреди комнаты с молотком в руках.
— Мама, что ты делаешь?! – это вернулись сыновья, которые после школы убегали на учебу в различные секции.
-Ты расколотила люстру! – старший Риммин сын сел на пол и стал хохотать. – А нас почему не дождалась? Мы с Максом давно ее сами раздолбать хотели, достала нас бабушка с этой люстрой. – Старший смеялся до слез, младший выглядывал из-за его плеча.
— А где бабушка?- спросил младший.
— А бабушке пришлось срочно уехать, — ответила Римма.
Дети промолчали, как будто понимая, что с мамой происходит что-то, о чем лучше не спрашивать.
Когда Римма улеглась в постель, она подумала о том, что завтра ей будет что рассказать своему психологу.


Комментарии:

Написать комментарий